Newstyleforge.ru

Красота и Здоровье
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Муж гульнары каримовой

Бывший муж Гульнары Каримовой претендует на ее миллионы

Он и его брат намерены получить 100 из 800 миллионов франков из арестованных генпрокуратурой Швейцарии счетов.

Бывший муж Гульнары Каримовой Мансур Максуди в интервью швейцарской газете Der Bund заявил, что претендует на часть средств дочери первого президента Узбекистана, замороженных на банковских счетах в Швейцарии, сообщает Kun.uz.

Гражданин США Мансур Максуди и его брат Фарид намерены получить 100 из 800 миллионов франков, арестованных генпрокуратурой Швейцарской Конфедерации в 2012 году по обвинению Гульнары Каримовой и группы других лиц в отмывании денег.

Гульнара Каримова и Максуди были женаты с 1991 по 2001 год. По словам бывшего супруга, когда брак распался, у него и его брата Фарида была изъята вся принадлежавшая им в Узбекистане собственность. Их доля в совместном предприятии Coca-Cola Bottlers Uzbekistan через посредническую фирму перешла швейцарской компании Zeromax.

Как отметил в интервью Мансур Максуди, его семья не допустит, чтобы подробности этого преступления были скрыты. «Все, кто причастен к этому делу, столкнутся с проблемами», — сказал экс-супруг Каримовой.

Братья Максуди обвиняют швейцарские банки в том, что те «скрыли отмывание денег». Теперь, по их словам, «правительству Швейцарии нужно принять правильное решение».

«Чтобы не навредить своим детям, Мансур Максуди избегал общения со СМИ. Этот разговор – первое его интервью. Оно проводилось по скайпу. Сейчас его дети находятся в Лондоне», – пишет Der Bund.

«Я могу действовать, только когда они будут в безопасности», — сказал Максуди.

Максуди со своим братом хотят приехать в Берн и доказать, что компания принадлежала Гульнаре Каримовой. Они требуют от Федеральной прокуратуры проверки.

Официально Гульнара Каримова не работала в компании. В интервью «Нашей газете» в 2009 году Гульнара Каримова утверждала, что не имеет отношения к Zeromax.

Компания Zeromax была зарегистрирована в Цуге в 2005 году и проводила сделки по торговле нефтью и газом. В 2010 году Zeromax обанкротилась, оставив после себя гигантские долги в размере 5,6 млрд франков перед 191 кредитором. От банкротства компании пострадали многие компании в Швейцарии и Германии, которые считают, что Zeromax принадлежала Каримовой, и требуют передать им часть замороженных активов Гульнары в качестве возмещения ущерба. Например, Юрген С., директор швабской строительной фирмы, рассказал Tages-Anzeiger, что до сих пор ждет, когда ему заплатят за изготовление роскошных лестничных перил для президентского дворца в Ташкенте, выполненных по заказу Zeromax и стоивших миллионы евро.

Во время обысков в доме Гульнары и в ее сейфах в женевском банке Lombard Odier были обнаружены часы и ювелирные украшения на сумму 38 млн франков, в том числе колье с рубинами и кольцо с гигантским красным бриллиантом. Кроме того, в полицейском докладе фигурируют счета, которые швейцарские и немецкие компании присылали Каримовой за ремонт ее виллы «Магнолия» в Колоньи, информация о покупке недвижимости во Франции и Гонконге, платежи за трансфер европейских футболистов в Узбекистан. Некоторые из этих счетов Гульнара оплачивала не сама, а направляла компании Zeromax. Общая сумма платежей, осуществленных Zeromax в интересах и, как предполагают журналисты, по поручению Каримовой, составляет 127 млн франков.

По мнению Максуди, Швейцария должна попридержать миллионы.

«Если швейцарское правительство сейчас же и безо всяких условий отдаст деньги, оно уничтожит все шансы на реформы в Узбекистане», — отметил он.

Максуди заявил, что передача денег Узбекистану возможна лишь тогда, когда «будут урегулированы все юридические вопросы».

Генпрокуратура Узбекистана 28 июля 2017 года сообщила, что в августе 2015 года суд в Ташкенте признал Гульнару Каримову виновной в уклонении от уплаты налогов, хищениях, вымогательстве и других преступлениях и назначил ей наказание в виде ограничения свободы сроком на пять лет. Позже надзорное ведомство сообщило, что в отношении Каримовой возбуждено еще одно уголовное дело по обвинению в мошенничестве, сокрытии иностранной валюты, нарушении таможенного законодательства и легализации доходов, полученных преступным путем. По версии следствия, Каримова с помощью сообщников легализовала на территории 12 зарубежных стран активы на сумму более 1,3 миллиарда долларов, 63,5 миллиона евро, 27,1 миллиона фунтов и 18,5 миллиона франков. Утверждается, что на территории Швейцарии находятся денежные средства в размере 777,8 миллиона долларов.

История осужденной узбекской принцессы Гульнары Каримовой

Шахерезада Москвы нулевых Гульнара Каримова встретила сорокапятилетие в тюрьме. По кривой светской дорожке, которая довела до нее узбекскую принцессу, еще раз прошелся Григорий Туманов.

Узбекский писатель и оппозиционер Сафар Бекжон, живущий в Женеве, нет-нет да и наведывается в коммуну Колоньи по адресу chemin de la Prévôté, 7. От центра Женевы пешком — час пятнадцать по набережной с живописным видом на озеро. Иногда писатель забредает сюда просто так, иногда — вместе с заезжими журналистами: такие уж они назойливые, все время просят отвести их по заветному адресу.

Еще пара минут по тишайшему проезду Комендатуры, где за зелеными изгородями и высокими воротами виднеются крыши местных вилл, и вот она, нужная. Две тысячи четыреста семьдесят три квадратных метра, два дома, три подсобных помещения. «Лифт едет до третьего этажа, на четвертый доступ закрыт, но там и лежат самые ценные картины, которые являются достоянием узбекского народа», — говорит Бекжон. Вилла пуста. Если знать контекст, ее виды — как фотографии Прокудина-Горского, снимки давно утраченной цивилизации. Стены — свидетели времени, когда все было лучше, когда все блестело и искрилось.

По документам, которые в 2013 году публиковали журналисты оппозиционного режиму Ислама Каримова издания «Фергана», вилла принадлежит женщине по имени Goulnara Karimova 1972 года рождения. Под тем же именем в том же году родилась старшая дочь президента Узбекистана. Она же в прошлом — певица Googoosha, она же подруга всей светской Москвы, она же поэтесса и женщина, которую всегда был рад видеть лучший друг девушек в бриллиантах Фаваз Груози. Она же в настоящем — как стало известно в июле этого года от Генпрокуратуры Узбекистана — осужденная за вымогательства и хищения, подделку документов, завладение чужим имуществом, отмывание денег и нарушения таможенного законодательства. Неизменным остался только главный навык светской Москвы — моментально забывать тех, кого она раньше превозносила.

Банален тезис о взаимосвязи между зарождением небесных тел с чьими-то потребностями. Но он лучше всего подходит к ситуации, при которой на светском небосклоне жирных московских нулевых возник протуберанец по имени Гульнара Каримова. Это было время показного потребления, неприкрытой сексуальности и людей, чей род занятий одновременно очерчен внушительным (и эклектичным) списком и при этом все равно не поддается определению. Когда на светских тусовках появилась талантливый дипломат, выпускница Технологического института моды Государственного университета Нью-Йорка, бакалавр в области телекоммуникаций Ташкентского университета информационных технологий, певица, политолог и поэт, знать о ней достаточно было только одно: она дочь президента Узбекистана. Это, пожалуй, было определяющим фактором для всех, кто слетался на свет Гульнары Каримовой. А свет этот, как подтверждает столичный предприниматель, прежде входивший в ближний круг узбекской принцессы, был действительно ярким. «Молодая, сексуальная, жила открытой жизнью, порой даже слишком», — вспоминает он в беседе с «Татлером».

« Вывезти толпу форбсов в Ташкент? Проще простого! Забукировать в Узбекистан Стинга? Легко! »

Гульнара ворвалась в московскую светскую жизнь по-восточному, с размахом — никто будто и не успел понять, как это случилось. Но практически моментально на организованные ею мероприятия стали собраться чиновники класса А. Так было, например, в мае 2006-го, когда по инициативе Каримовой в Москве прошел вечер культуры Узбекистана. Банкет, который при любом другом раскладе мог бы привлечь лишь этнографов-любителей, являл собой праздник как продуктового, так и светско-делового изобилия. Необычайный интерес к узбекской культуре тогда проявил не только Алишер Усманов, которому это, в общем, положено, но и президент Уральской горно-металлургической компании Искандер Махмудов, вице-премьер Дмитрий Медведев, глава «Альфа-Групп» Михаил Фридман и даже не успевший еще трагически распрощаться с АФК «Система» Владимир Евтушенков.

Кажется невозможным и непостижимым, как мужчины вроде сенатора Александра Торшина, журналиста Николая Ускова или все того же Михаила Фридмана могли оказаться в одном банкетном зале «Националя», чтобы получить сборник стихов и диск с песнями в исполнении Каримовой «По-разному о разном». Они крутили небольшую книжечку в руках, ожидая Гульнару, листали и читали в ней: «Вверх — вниз, жизнь — бесконечность. Пусть только миг, но так, чтоб вечность». Потом выяснялось, что виновница торжества на собственной презентации быть и не планировала.

Но не только творческие амбиции Каримовой позволяли ей оказаться в одном помещении с топами светских хроник. Они и сами охотно звали ее к себе. Хотя, как говорит источник «Татлера», прошедший горнило тусовок нулевых, дочь узбекского президента была крайне избирательна в посещении чужих мероприятий. Например, могла заскочить на благотворительный аукцион к Ирине Кудриной, где за одним столом с ней сидели Алишер Усманов и доктор Леонид Рошаль, а за соседним дизайнера Ульяну Цейтлину развлекал Ваге Енгибарян — в то время коллега Каримовой по дипкорпусу, но российскому. «Принцип выбора мероприятий понятен: дочери узбекского президента нужно было интегрироваться в российский и международный истеблишмент, — рассуждает наш собеседник. — Но вообще она чаще появлялась на тех вечерах, которые спонсировала сама».

Читать еще:  Муж хлои кардашян

Отдельным жанром были выезды российской элиты в Узбекистан, где Каримова чувствовала себя еще раскованнее, чем в Москве. 2006 год, Ташкент, Галерея национальной одежды. Плиты толстого стекла закрывают фонтан атриума, образуя подиум. По нему вышагивают модели, демонстрирующие еще и дизайнерские порывы дочери Узбекистана. В стекло у них под ногами бьют струи. Следом выходят девушки в вещах Валентина Юдашкина — сам он тут же, в зале. Одна из моделей — в шубе из разноцветных лоскутков норки, сливающихся в национальный узбекский узор. Глава фонда «Русский силуэт» Татьяна Михалкова улыбается. На подиум из первого ряда внимательно смотрят председатель научного совета Института стран СНГ Андраник Мигранян и в то время завсегдатай мероприятий Каримовой Искандер Махмудов. Телеведущий Андрей Малахов до сих пор изумлен той поездкой: «Я был у нее в гостях, ждал ее, а она опоздала на два часа. Оказалось, она была на какой-то процедуре и пришла буквально с шелковой кожей». Стоило Малахову проявить галантность, отпустив комплимент результатам бьюти-ритуала, как за свое ожидание он получил щедрую компенсацию: Каримова распорядилась немедленно отправить его в тот же салон, где его «массировали и облизывали». «Вот так у нее все и было: ты можешь три часа ее ждать, а потом получаешь царский прием и можешь уезжать», — рассказывает телеведущий.

Постоянному автору «Татлера», в то время заведующему отделом культуры газеты «Коммерсантъ» Алексею Тарханову, тоже довелось побывать в Узбекистане по приглашению Каримовой. Та позвала его провести мастер-класс для местных журналистов. По свидетельству Тарханова, дочь президента в итоге потрясла его едва ли не больше, чем виды Хивы и Самарканда, на которые он мечтал взглянуть еще юношей. «С самой Гульнарой мы увиделись в Хиве во время фестиваля, устроенного ее фондом, — вспоминает журналист. — Мы ужинали на правительственной, бывшей обкомовской, бывшей ханской даче, и там я впервые познакомился с настоящей haute cuisine узбеков и с настоящим, тоже на три мишленовские звезды, восточным чинопочитанием». Каримова оказалась точно такой, какой Тарханов ее себе и представлял: на голову выше и в пять раз красивее всех женщин вокруг. «Она говорила легко, свободно, с той властностью, которая свойственна не обязательно восточной принцессе, но всегда знаменитой красавице, на том московском языке, на каком говорили тогда завсегдатаи где-нибудь в «Симаче». И было видно, что с посторонними ей было общаться легче, чем со свитой».

Вывезти толпу форбсов в Ташкент? Проще простого! Забукировать в Узбекистан Стинга? Легко! Гульнара Каримова, как говорит предприниматель, входивший в ее ближний круг, мыслила себя как настоящая царица бесконечных талантов. Поэтому и навигационные приборы ее были настроены на те же координаты, по которым следует, скажем, одна из самых ярких монарших особ — джетсеттеров, королева Иордании Рания. Жена Абдаллы II редко появляется на светских мероприятиях, но если уж выходит, то сразу на те же орбиты, на которых вращается, к примеру, Ума Турман. Гульнара Каримова тоже старалась не отставать. Регулярные выезды в Канны на вечеринки de Grisogono, выгодная (для них — максимально) дружба с Фавазом Груози и Каролиной Шойфеле.

Дочь президента Узбекистана можно было легко встретить на вечеринке AmfAR или в ресторане VIP Room вместе с Харви Вайнштейном, Пэрис Хилтон, Евой Херциговой, Наоми Уоттс. Поет Лайонел Ричи, на рояле возлежит Каролина Шойфеле, Канны плавятся от жары — казалось, так было и будет: протуберанец по имени Гульнара Каримова продолжал нестись, опережая скорости московского света. «Она действительно щедро платила за все это, — говорит источник «Татлера». — Если ты стал VIP-клиентом Груози, то каннские звезды для тебя доступны. Особенно когда в твоих руках бюджет небольшой страны».

«Вот так у нее все и было: ты можешь три часа ее ждать, а потом получаешь царский прием и уезжаешь, массированный и облизанный».

Статус Гульнары и щедрость, с которой она инвестировала в расположение окружающих, не могли не затмевать сознание даже тем, кто не так уж слаб духом. Кто-то, заводя с ней дружбу, рассчитывал на щедрые подарки. Кто-то, как собеседник «Татлера», получивший легкий ожог от столкновения с узбекской звездой, смотрел дальше: «Люди ходили на ее презентации, так как надеялись, что страна богатая и там что-то удастся построить». Каримова всегда четко давала понять, что без ее помощи сделать это практически невозможно, добавляет наш собеседник. «Она появлялась везде: не важно, речь идет о телекоме, хлопке, рынке ткани. Она отличалась особой жадностью, но при этом ничего не обеспечивала, ни в чем не разбиралась и работала очень непрофессионально».

Возмущение ее поведением испытывали не только российские предприниматели, чьи надежды на плодотворное сотрудничество с Каримовой в Узбекистане не оправдались. На родине, как гласит одна из самых распространенных версий ее падения, Гульнарой тоже были недовольны. В первую очередь силовики, начавшие постепенно закладывать в голову пожилому отцу мысли о том, что у дочери появились мысли о президентском кресле. Та, впрочем, не особенно старалась кого-либо переубеждать – даже об отсутствии политических амбиций ни разу прямо не заявила. Раздражение копилось, Ислам Каримов старел, конкуренты его дочери крепли, та продолжала жить, как привыкла. Так приближался конец.

В 2013 году русская служба BBC сообщила, что Каримова лишена дипломатического статуса (с середины девяностых она служила в Министерстве иностранных дел Узбекистана, была замминистра по вопросам международного сотрудничества в культурно-гуманитарной сфере, постпредом республики при ООН в Женеве, послом Узбекистана в Испании). В ее квартире во Франции прошли обыски по делу об отмывании денег и подкупе чиновников в Швеции. Тогда же полиция задержала и помощника Каримовой Алишера Эргашева, который работал в гибралтарском офшоре Takilant — его связывали именно с дочерью президента Узбекистана. По версии следователей, на счета фирмы перечислялись многочисленные взятки от сотового оператора TeliaSonera, работающего на рынке Узбекистана. Проблемы росли как снежный ком, а светская активность Каримовой логично снижалась.

Тогда же, в 2013-м, полиция провела обыски и на той самой швейцарской вилле Гульнары. Следом в опечатанный особняк проник диссидент Сафар Бекжон и все четверо представителей зарегистрированной в Женеве организации «Узбекское демократическое общество». Бекжон путано объясняет, как ему удалось попасть в дом: якобы просто уговорил одного из охранников виллы дать ключ для благой цели — сквотировать здание, возведенное на народные деньги, чтобы показать всему миру, где Каримова хранит награбленное у узбекских граждан. Бекжон бродил по коридорам виллы, по которым совсем недавно ходила героиня светских хроник, и с фотоаппаратом скрупулезно каталогизировал увиденное. Вот одна картина, вот еще десяток, вот дорогая мебель, а вот самодельный плакат, который он смастерил с единомышленниками: «В этом доме живет дочь диктатора Каримова». «Потом нас, конечно, выдворили, побив, а помощники Каримовой в итоге вывезли все эти картины», — вспоминает оппозиционер.

В какой-то момент Каримова окончательно исчезла с радаров. Будто ее никогда и не было. Остались только воспоминания о щедрых подарках у тех, кто успел их получить, да и то у самых благодарных. «На самом деле она была обыкновенной светской дамой, не более того, — вспоминает источник «Татлера». — Даже не картой в колоде». Те, кто пытался воспользоваться связями с Каримовой, чтобы построить бизнес в Узбекистане, либо предпочитают не говорить о ней вовсе, либо сыплют проклятиями в адрес всех номенклатурных детей и детей диктаторов: «Они ничего не умеют генерировать, только отжимать, а потом все заканчивают бегами».

«Если ты стал VIP-клиентом Груози, то каннские звезды для тебя доступны. Особенно когда в твоих руках бюджет небольшой страны».

Те, кто не вылезал с ее показов в Ташкенте, вспоминают о ней теперь только в связи с новостными поводами: тут обыск, там текст о возможном местонахождении бывшей светской львицы. Здесь сообщение о том, что с февраля 2014 года Гульнара находится под домашним арестом, причем вместе с восемнадцатилетней дочерью Иман, но девушку потом отпустили, и она живет в гостинице «Туркестан» в Ташкенте. А вот молния о том, что на самом деле дочь президента отравили рыбой фугу, специально заказанной в Японии, тайно похоронили в Ташкенте, а могилу сровняли с землей. И вот уже ее сын Ислам рассказывает BBC, что по улицам республиканской столицы пускают гулять двойников Гульнары, чтобы создать видимость, что она жива, и во всем виноваты его бабушка Татьяна Акбаровна и тетя Лола. Они же и на похоронах дедушки были без Гульнары и словом о ней не обмолвились.

Читать еще:  Муж не дарит подарки на праздники

В августе этого года Ислам Каримов-младший (ему сейчас двадцать пять, он изучал бизнес и юриспруденцию в Университете Оксфорд Брукс) вдруг снова вышел на связь с миром из Лондона и сообщил, что вилла в Женеве действительно принадлежала его матери: ее Гульнаре подарили папа и мама, когда дочь отправилась работать дипломатом в Швейцарию. Еще сын Гульнары заявил, что никакого состояния в два миллиарда долларов у нее не было и что он вообще получил из Ташкента судебный документ от 3 июля: маму перевели в тюрьму. 8 июля старшей дочери президента Узбекистана исполнилось сорок пять.

Даже с учетом всех финансовых вливаний Гульнаре Каримовой так и не удалось интегрироваться в истеблишмент. «Лично я никогда на ее тусовки не ходил, узбекская эстрада и мода меня как-то никогда не интересовали», — злословит один из собеседников «Татлера». Светская Москва, часть которой так щедро одаривала узбекская принцесса, как оказалось, идеалистична в своих представлениях об искренней любви: за деньги всерьез и надолго не готова. А там, где нет искренних чувств, нет и возможности стать своим.

В пустующий мидовский особняк в проезде Комендатуры пока никто не въехал. СМИ продолжают гадать, что будет с Гульнарой Каримовой дальше. Москва завершает свой светский сезон 2017 года, обсуждая уже совсем других амбициозных новичков.

Гульнара Каримова

Биография

Гульнара Исламовна Каримова — узбекский общественный деятель, также известная как дизайнер ювелирных изделий и эстрадная певица под псевдонимом Googoosha. Она была послом своей страны в Испании, а как председатель попечительского совета возглавляла Фонд «Форум культуры и искусства Узбекистана» и ряд других общественных организаций. С 2013 года имя Гульнары фигурирует в ряде судебных скандалов.

Общественный деятель Гульнара Каримова

Родная страна Гульнары Каримовой – Узбекистан. Она родилась в городе Фергане в семье будущего президента Ислама Каримова и его супруги Татьяны. У Гульнары есть младшая сестра Лола, которая теперь живет в Соединенных Штатах. Девочка еще в подростковом возрасте показывала разнообразные таланты: она профессионально занималась вокалом, окончила юношескую математическую академию в Ташкенте, овладела английским языком на свободном уровне.

После школы в биографии Гульнары Каримовой появляется Ташкентский государственный университет, где она вплоть до 1994 года училась на отделении международной экономики. Позднее девушка изучала еще и искусство дизайна одежды в нью-йоркском Технологическом институте моды.

Гульнара Каримова с отцом

На этом образование дочери Ислама Каримова не окончилось. В родной стране она окончила магистратуру Института экономики при Академии наук и бакалавриат Университета информационных технологий, а в США получила степень магистра искусств в Гарвардском университете. Затем Гульнара дошла до звания профессор, став доктором политических наук благодаря Университету мировой экономики и дипломатии в Ташкенте.

Карьера

С 1995 года Гульнара Каримова занимала пост советника министра при Министерстве иностранных дел Узбекистана. Была представителем родного государства в Америке, России, Швейцарии и Испании. В начале XXI века большинство узбекских экспертов рассматривали Гульнару как главную преемницу отца на президентской должности. Сама Каримова подтверждала, что ей интересно руководство страной, так как она считает себя в достаточной мере образованным, умным и амбициозным человеком. Но после разразившегося скандала в 2013 году она утратила влияние и мощь в Узбекистане.

Как общественный деятель Гульнара проявила себя благодаря Фонду «Форум культуры и искусства Узбекистана», который за восемь лет воплотил в жизнь более полутора тысяч проектов и первым из узбекских организаций стал официальным партнером ЮНЕСКО. Еще Каримова организовала и возглавляла благотворительный марафон «Во имя жизни», помогавший женщинам, больным раком молочной железы; фестиваль традиционной культуры «Асрлар Садоси»; республиканские детские конкурсы «Янги авлод» и «Келажак овози»; международный кинофорум «Золотой Гепард» и Ташкентский театральный фестиваль.

В Узбекистане Гульнара Каримова известна как эстрадная певица под псевдонимом Googoosha. Она выступала и сольно, и в дуэтах с такими звездами, как Хулио Иглесиас, Монсеррат Кабалье и Жерар Депардье, с которым Гугуша спела хит «Небо молчит». Первый альбом исполнительницы «Round Run», созданный под руководством продюсера и музыканта Максима Фадеева, увидел свет в 2012 году.

Еще реализовала Гульнара способности модельера-дизайнера. Она основала собственный бренд «GULI» и выпускала коллекции ювелирных изделий, модной одежды и аксессуаров. Показ работ Каримовой проходил на неделях моды в Москве, Милане и Нью-Йорке. В 2010 году женщина создала на основе рецептов Ближнего Востока линию натуральной косметики «Soul&Body», парфюмерию «Mysteriouse» и «Victorious».

Личная жизнь

В личной жизни Гульнары Каримовой был только один муж. Она познакомилась с Мансуром Максуди на вечеринке у общих друзей и вскоре вышла за него замуж. Супруг Гульнары Каримовой являлся этническим узбеком, но вырос в Афганистане, а позднее иммигрировал в США и получил американское гражданство. Молодая женщина родила любимому человеку двоих детей – сына Ислама Каримова-младшего и дочь Иман. Они жили в семейном доме в Нью-Джерси вплоть до 2001 года, когда брак распался.

Гульнара Каримова с сыном и дочерью

Нужно заметить, что развод Каримовой превратился в скандал. Мансур Максуди посредством американского суда добился лишения Гульнары возможности воспитывать детей и забрал опеку на себя. Только спустя семь лет Высший суд штата Нью-Джерси вернул Гульнаре право видеться с сыном и дочерью. Еще стоит добавить, что после разрыва отношений с мужем Каримова потеряла доверие и младшей сестры Лолы, с которой тоже не общается более 15 лет.

В интервью от 2013 года ближайшая родственница Каримовой поделилась, что они с Гульнарой были разными с самого детства. По мнению Лолы, чтобы общаться, нужно иметь схожие увлечения или мировоззрение, а этого в отношениях дочерей бывшего президента Узбекистана никогда не замечалось.

Лола и Гульнара Каримовы

В 2016 году Лола Каримова-Тилляева выпустила бренд духов под названием «The Harmonist». Светская львица сотрудничает с компаниями Tom Ford и Armani Privé. Женщина давно счастлива в браке с бизнесменом Тимуром Тилляевым, которому подарила троих детей. Супруги вместе посещают светские мероприятия, выставки, премьеры фильмов и кинофестивали. Лола нередко появляется на фото с мировыми звездами и активно ведет «Инстаграм».

Есть еще одна причина, по которой сестры не общаются. Дело в том, что вторая дочь Ислама Каримова считает позором эпатажные выходки старшей сестры. А Гульнара в свое время успела «засветиться». Чего стоят фотографии в Интернете, на которых она предстает практически голой, демонстрируя публике достоинства. Такое на Востоке не принято выставлять напоказ. А фотосессия из спортивного зала, где женщина показывает гибкость тела в майке и шортах, для Узбекистана – настоящее порно.

Гульнара Каримова в спортивном зале

В 2012 году следственный комитет начал расследование коррупции в сфере телекоммуникационных услуг. По версии следствия, Гульнара, используя связи в стране, получала деньги от иностранных компаний, которые хотели работать в Узбекистане. Так, те, кто соглашался на условия Каримовой, получали место на рынке, остальные оставались «за бортом». Размеры выплат в карман дочери президента исчислялись миллионами долларов.

Но тут «принцесса Узбекистана» сделала ошибку: женщина выложила в «Твиттере» разоблачительные записи. Посты затрагивали непосредственно ближайшее окружение отца Каримовой.

Экс-посол Узбекистана в Испании Гульнара Каримова

В итоге летом 2013 года в парижской квартире женщины учинили обыск, а власти нескольких европейских стран обвинили женщину в отмывании денег и подкупе должностных лиц. Собранный на Каримову компромат лег на стол отца Гульнары. Ислам Абдуганиевич посчитал поведение старшей дочери неподобающим для мусульманской женщины и подверг наследницу домашнему аресту.

Несколько раз общественность и сын Гульнары требовали публичных доказательств того, что Каримова не умерла, ведь ей было запрещено даже разговаривать по телефону и пользоваться Интернетом, и она не могла связаться с внешним миром. В 2014 году радиостанция ВВС распространила аудиозапись, где голосом дочери президента Узбекистана говорится, что она жива, но ей требуется медицинская помощь, а условия проживания женщины «хуже, чем у собаки».

Гульнара Каримова

В ноябре 2016 года ряд СМИ распространил информацию, что Гульнара Каримова якобы умерла, но официальные лица это сообщение комментировать отказываются. Поэтому разговоры о смерти Каримовой продолжают нарастать, как снежная лавина. Подливает масла в огонь и то обстоятельство, что на похоронах президента Ислама Каримова Гульнары не было, а преемник руководителя страны, выражая в парламенте страны соболезнования семье, не упомянул имени старшей дочери, обратившись только к Лоле Каримовой.

Гульнара Каримова сейчас

В январе 2017 года от адвоката Гульнары Грегуара Манжи поступила новость, что Каримова с 2015 года находится под стражей. Женщина приговорена к 5 годам лишения свободы за вымогательство и хищение денежных средств. Еще объявлено, что Гульнаре предъявлены обвинения по другим 6 статьям.

Гульнара Каримова

На 2018 год новых сведений об «узбекской принцессе» не поступало. В прессе ходит предположение, что единственный человек, на помилование которого могла рассчитывать Каримова – Ислам Каримов. Но теперь Гульнара осталась без отца.

Читать еще:  Стоит ли выходить замуж второй раз

«Звезда» Гульнары Каримовой исчезла в «черной дыре»

Мир старшей дочери первого президента Узбекистана Гульнары Каримовой рухнул 20 октября 2013 года. Конец света застал ее в резиденции отца Дурмени. Вышедший из лимузина мрачный Ислам Каримов, только завидев любимую дочь, бросился на нее с кулаками и проклятиями. Погружение в ад продолжилось на следующий день, когда личным распоряжением отца были закрыты 4 телевизионных канала и 3 FM-радиостанции, принадлежащие лично Гульнаре.

По всем региональным отделам Службы национальной безопасности Узбекистана прошла срочная депеша о запрете публикования в средствах массовой информации не только фото дочери президента, но и любого упоминания ее имени. Заодно с мамой пострадал любимый внук президента. Он лишился всего парка элитных иномарок. Расправа коснулась 18-ти высокопоставленных чиновников МВД и СНБ, призванных бороться с коррупцией и финансовыми преступлениями. Они простились с должностями и были немедленно арестованы.

Падение «узбекской принцессы» достигло дна 13 декабря 2013 года, когда ее попытка диалога с Верховным хакимом всех узбеков закончилась царственным пинком в бок, после чего медики зафиксировали у Гульнары трещину в ребре. Ислам-ака часто был скор на расправу со своими подчиненными-министрами, но чтобы он поднял руку на собственную дочь и женщину.

Следующий по очереди, кто нанес ей оскорбление действием, оказался начальник личной охраны Каримова, выполнявший 17 февраля следующего года обыск в апартаментах Гульнары, но ее убитую горем душу этот немыслимый годом ранее дикий поступок отцовского холопа ни коим образом не тронул. Голова Гульнары была занята только одной навязчивой мыслью – как прорвать информационную блокаду, возникшую после помещения вместе с несовершеннолетней дочерью Иман под домашний арест.

В пору было обращаться за помощью к западным правозащитникам, с которыми ранее у дочери президента отношения не сложились. Они неоднократно протестовали и добивались отмена показов одежды дизайнерской линии одежды, аксессуаров и ювелирных изделий GULI, автором которых, как раз и была «узбекская принцесса». Human Rights ставили ей в вину использование рабского детского труда на швейных предприятиях Узбекистана, а ее отцу – построение средневекового авторитарного режима, преследующего любые проявления реальной демократии в стране.

Отец за дочь

Гульнаре и раньше приходилось попадать в большие неприятности, но отец неизменно был на ее стороне. В 2001 году она неожиданно вернулась в Ташкент из дома мужа близ Нью-Джерси и огорошила родных известием о скором разводе. Муж – американец афганского происхождения Мансур Максуди отсудил у Гульнары опеку над обоими детьми. Ответ Каримова прозвучал незамедлительно и жестко. Все родственники Максуди были высланы из Узбекистана, он лишился своего руководящего поста в компании Coca-Cola Uzbekistan и был объявлен в международный розыск ввиду предъявленных обвинений в мошенничестве и хищениях.

Мансур Максуди с детьми

В 2008 году узбекская дипломатия одержала важную победу – американский суд пересмотрел ранее принятое решение. Ислам-младший и Иман остались за Гульнарой. В 2012 году Швеции, Швейцарии и Франции прозвучали обвинения в адрес Гульнары в «отмывании» денег. Несмотря на то, что в июне 2013 года Каримов лишил свою дочь дипломатического статуса и приказал вернуться из заграницы в Ташкент, она воспринимала его действия, как маневр, отвлекающий внимание мировой общественности от ее персоны. Страсти рано или поздно улягутся и жизнь вернется на круги своя.

Ислам Каримов души не чаял в своей старшей дочери. Она родилась в 1972 году в Фергане в то время, когда ее папа продвигался шаг за шагом по коммунистической номенклатурной лестнице. Она получила прекрасное образование, сначала в математической школе, а затем в университете. Выбрав профессией дипломатию, Гульнара душой жила в мире высокой моды и музыки. За ее плечами Гарвард с дипломом магистра искусств и Нью-Йоркский Fashion Institute of Technology. На родине Каримова получила степень доктора политических наук и звание профессора.

Работая в МИДе, она дошла до ступени посла в Испании, но миру дочь президента Каримова больше была известна, как креативный дизайнер GULI и эстрадная певица Googoosha, со своим профессионально поставленным меццо-сопрано спевшая в дуэте с Хулио Иглесиасом и Монсеррат Кабалье. Гульнара Каримова вполне могла претендовать на звание «вторично освобожденной женщины Востока».

Начало гонений

В 2012 году при попытке снять деньги со счета, открытого на имя Гаянэ Авакян в женевском банке, были задержаны Шохрух Сабиров и Алишер Эргашев – люди из ближайшего окружения Googoosha. Через 4 месяца оба были отпущены под залог, перевезены в Париж и вместе со специально прибывшим из Ташкента министром иностранных дел Узбекистана вылетели в обратный путь.

Чуть позже в Швеции имя Алишера Эргашева вновь прозвучало в связи с подозрениями в «отмывании» денег и подкупе должностных лиц. Собиров, Эргашев и еще 7 человек вскоре оказались на скамье подсудимых Ташкентского областного суда, где им пришлось пояснять особенности коррупционных схем, в которых они участвовали. Чуть ранее в этом же зале получили приличные сроки гражданский муж Гульнары Каримовой музыкант Рустам Мадумаров и ее ближайшая помощница Гаянэ Авакян. Им пришлось держать ответ перед законом в похищении человека. Похищенным оказался главбух все той же Googoosha Нурмахаммад Содиков. В быту подсудимые назвали дипломата-певицу иначе – Опа. Игнорируя запросы иностранных прокуратур, власти Узбекистана решили сыграть на опережение, стараясь избежать международного скандала, спровоцированного опьяненной властью и «легкими» деньгами Опа.

Бизнес Гульнары

В начале 2000-х годов шведский мобильный оператор TeliaSonera, а за ним российские МТС и Вымпелком переводили деньги оффшорной компании Takilant, оформленную на Гаянэ Авакян, за услуги в получении лицензий на деятельность на территории Узбекистана и предоставление частотного диапазона. Решением вопроса в правительственных структурах занималась лично Гульнара Каримова. В качестве комиссионных операторы мобильной связи выплатили около $800 млн.

Одновременно, Гульнара имела незаконный доход от нефтегазовой компании Zeromax, единственным посредником по экспорту сырья за рубеж. В 2010 году будущий второй президент Узбекистана, а в то время премьер-министр Шавкат Мирзияев, выполняя поручение Ислама Каримова по наведению порядка в торговле углеводородами, «прикрыл лавочку». Перевод денег на счета Гульнары прекратился, а директор компании Миродил Джалилов угодил за решетку.

Ежегодно «узбекская принцесса» получала свою «долю» наличными с Ферганского НПЗ, Кувасайского цементного завода, сети гостиниц «Азия» и многих текстильных предприятий, оцениваемую в $50-70 млн ежемесячно. Сбором налогов руководил «хозяин Ферганской долины» двоюродный брат Акбарали Абдуллаев.

Гульнара Каримова -Googoosha

Еще около $16 млн ежегодно Гульнара «выбивала» своим авторитетом из бюджета страны на проведение фестиваля Art Week Style и деятельность благотворительного фонда «Форум культуры и искусства». Со временем Каримова стала обладательницей недвижимости в Лондоне, Женеве, Париже, Гонконге, Эмиратах, Москве и Ялте. Ее друзья во всем старались тянуться за «примой».

Длинный язык

Гульнару Каримову погубили политические амбиции, а вернее – длинный язык. В разговорах с кузеном Акбарали они рекомендовали друг друга на место наследника Ислама Каримова, что не могло остаться без внимания бдительной СНБ. Зарвавшийся родственничек, раньше времени посягнувший на трон, должен быть примерно наказан. Почувствовав за собой «хвост», Абдуллаев скрылся в Эмиратах. Для того, чтобы выманить его глава секретной службы Рустам Инаятов обратился за помощью к Гульнаре, дав соответствующие гарантии безопасности для двоюродного брата.

После успокоительного телефонного звонка сестрички, Абдуллаев сел в самолет и сразу же в аэропорту был арестован. Гульнара пришла в неописуемую ярость. Она ворвалась в служебный кабинет Инаятова, ругалась матом по-русски, пинала мебель и хлопала дверью. Контрразведчик был неумолим, а о происшествии вскоре сообщил отцу. По слухам, Каримова больше всего взбесила не коррупция и взятки, покрывшие с головой старшую дочь, ни нарушение мусульманских канонов поведения женщины, а факт строительства в новой загородной резиденции дельфинария, на который было потрачено $2 млн.

В бытность свою «узбекской принцессой» Гульнара ни раз демонстрировала твердость характера, присущую ее отцу. Как то раз узнав о любовном приключении гражданского мужа на стороне, она на следующий же день лишила Рустама Мадамурова и его брата средств существования, забрав весь их музыкальный и издательский бизнес, также построенный на деньгах и связях Googoosha. Приползшего назад на коленях музыканта она великодушно простила.

Ислам Каримов покинул этот мир в сентябре 2016 года. Навряд ли его преемник проявит великодушие к наследившей дочери своего шефа. Гульнары не было на похоронах отца, более того, в интернете ходят упорные слухи, что она отравлена и тайно захоронена. Не решился прибыть из Лондона проститься с дедушкой его внук Ислам-младший. Для семьи Каримовых, включая законопослушную младшую дочь Лолу наступили непростые времена. Смена фигур на политической доске неизменно приводит к формированию новых кланов, которые жаждут занять все вакантные места и найти «стрелочника».

Похожие материалы

Метки: Персоны
Опубликовано 14 Янв 2017 | Денис Артемов Компромат, Новости

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector