Newstyleforge.ru

Красота и Здоровье
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Можно ли рисовать иконы самому

Технология создания православной иконы

Создание иконы — длительный, кропотливый, многоэтапный процесс.

На примере Венчальных икон размером 18х24 мы проиллюстрируем и расскажем о том как создаются иконы в нашей мастерской.

1-ый этап: Изготовление иконной доски.

Для написания икон наши иконописцы используют доски, изготовленные в столярной мастерской. Самая подходящая древесина для изготовления иконной доски — липа. С обратной стороны доски столяр делает шпонки. Шпонки изготавливаются из дуба, они предотвращают прогиб иконы. Иконные доски бывают без ковчега и с ковчегом. На лицевой стороне доски с ковчегом вытесывается плоское углубление, вокруг которого оставляются нетронутыми поля. Углубленная часть доски называется ковчегом, возвышение от ковчега к полям иконы называется лузга. Глубина ковчега для небольших икон составляет 2-2.5 мм, для крупных икон 3-4 мм.

2-ой этап: Нанесение специального грунта (левкаса) на иконную доску.

Левкас, в состав которого входят мел и клей, накладывается на марлевую ткань — паволоку, предварительно наклеенную на иконную доску. Мастер, работающий с левкасом знает и соблюдает технологию этого процесса. У каждого левкасчика есть свои секреты приготовления левкаса, индивидуальные пропорции составляющих его частей. Покрытую левкасом доску просушивают и тщательно вышкуривают . Наша иконописная мастерская сотрудничает с высококвалифицированными мастерами-левкасчиками, так как от качества левкаса зависит качество золочения, гравировки, а также нанесения красочного слоя при написании иконы.

3-ий этап: Отрисовка образа на иконной доске.

На гладкую поверхность залевкашенной доски иконописец наносит рисунок образа с образца, утвержденного заказчиком. Затем мастер-позолотчик золотит необходимые участки иконы — нимб, фон, поля иконы. Мы выполняем золочение на полимент листовым сусальным золотом 960 пробы. Золочение иконы требует навыков и умения.

Если вы заказываете икону с гравировкой, то пред позолотой иконы мастер-гравер выполняет гравировку по левкасу. Только после этого можно золотить икону.

4-ый этап: Написание иконы.

Когда необходимые участки иконы позолочены, можно приступать к работе красками. При написании иконы мы используем высококачественные долговечные темперные краски, для разведения которых применяется яичная эмульсия (желток с добавлением воды и уксуса, или вина). Мы используем технику, в которой работали мастера 14-16 вв . Сначала основными цветами покрываются элементы одежды, лика, рук, пейзажа и архитектуры, то есть выполняется роскрышь иконы. Роскрышь — это основа для моделирования формы.

По роскрыши иконописец делает прорись или опись — нанесение всех контуров рисунка складок одежды, лика. Цвет прориси бывает чаще всего таким же, как основной тон роскрыши , но немного темнее, редко другой. Линии должны быть живыми, сочными, а не сухими и однообразными.

После нанесения описи, иконописец приступает к моделировке формы светом, то есть к нанесению пробелов на одежде, горках, зданиях, если они присутствуют в композиции иконы. Высветления наносятся послойно от темного к светлому.

Когда одежда, пейзаж, архитектура прописаны высветлениями, иконописец приступает к высветлению лика и рук святого. В иконописи существует много приемов наложения высветлений для моделирования формы. Каким будет лик по окончании работы во многом зависит от мастерства иконописца. У каждого художника-иконописца есть свои приемы и навыки, а также предпочтения, которые он использует, прописывая образ. Наши иконописцы достигают высветления при помощи многослойных лессировок — очень тонких красочных слоев, которые наносятся один на другой и создают эффект свечения лика. Количество таких слоев может достигать 50.

В конце работы над образом необходимо сделать притенения по краям одежды и в некоторых местах на лике, для придания большей выразительности и объема. Также выполнить оживки — светлые штрихи, которые придают еще больший эффект свечения.

5-ый этап: Нанесение ассиста .

Специальным клейким веществом иконописец наносит узор будущих золотых высветлений на одежде, архитектуре и деревьях, который затем наносится листовое сусальное золото. После этого на иконе необходимо выполнить надписи.

7-й этап: Создание защитного слоя.

Завершающий этап в работе над иконой — это покрытие иконы защитным слоем — олифой. Олифа пропитывает насквозь все красочные слои, скрепляя их между собой и с левкасом. Благодаря олифе все краски на иконе начинают звучать в полную силу. После высыхания олифы необходимо покрыть икону специальным лаком, который защитит краски от пожелтения, а саму икону от повреждений и других неблагоприятных факторов.

Венчальная пара готова.

Для лучшей сохранности иконы можно поместить еще в киот. Он защитит икону от пыли и от воздействия других внешних факторов.

По желанию мы освящаем икону в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре. Чтобы освятить икону, мы относим ее в храм. В соборе Лавры священник читает специальные молитвы на освящение иконы и кропит ее святой водой.

Икона. Как создается чудо. Часть 1

Недавно специально для британской королевы Елизаветы II в Букингемский дворец была привезена сделанная по заказу на Урале икона Божьей Матери «Умиление». Теперь она красуется в монарших покоях главы англиканской церкви, и королева даже молится перед образом. Объяснили члены августейшей семьи такой нетрадиционный для англикан шаг просто: «От ваших икон исходит удивительная сила».

«В иконе есть нечто, что позволяет понять реальность Божества», – говорят сами иконописцы, люди, которые соприкасаются с этой тайной плотнее кого бы то ни было. Знакомство с мастерством иконописи изнутри – не поможет ли оно прикоснуться к этому чуду и понять слова священника и ученого Павла Флоренского: «Если есть «Троица» Рублева, значит, есть Бог»?

365 дней одной иконы

Открывается дверь одной из мастерских Православного Свято-Тихоновского Богословского университета – и нас «встречает» святой Георгий Победоносец. Почему-то этого святого невозможно не узнать, хотя на большом рисунке, сделанном с его иконы, он изображен в совсем непривычных декорациях: святой Георгий на своем коне перевозит через море маленького человека (по размеру он в несколько раз меньше святого), держащего в руках сосуд с вином.

Икона, судя по всему, будет необыкновенная. Но она должна быть готова через пару месяцев, а образ лишь намечен карандашом, хотя студентам отводится целый год на подготовку такой работы. Дело тут не в нерадивости, а просто в технологии написания современных образов: прежде чем взяться за кисточку, за что только не приходится браться иконописцу…

Малярно-столярные работы

На одну икону уходит от нескольких дней до нескольких месяцев, иногда и больше. Скажем, если это образ с элементами резьбы по дереву – такое чудо тоже есть в мастерской – то, конечно, он потребует к себе «повышенного внимания». Все зависит от размера, сложности, а еще от опыта мастера.

Прежде чем взяться за кисточку, иконописец вынужден несколько дней посвятить подготовке. Нет, речь не о тысяче поклонов или десятке акафистов, и даже не о строжайшем посте. До кисточки в руках ремесленника побывает шкурка, резец, шпатель и множество разных инструментов и приспособлений, в том числе самодельных.

Да, любая икона, конечно, начинается с молитвы. Но технологически – с доски.

Сегодня вопрос решается гораздо проще: изготовлением основы под иконы занимаются специализированные мастерские, где доски определенным образом склеивают, просушивают. Самый распространенный материал – липа: она плотная и легкая в обработке – что называется, дешево и сердито. Иногда – например, для более дорогих икон – используют бук, дуб или кипарис, а, если уж совсем ничего нет, на худой конец можно взять и смолистую сосну.

Вот доска ложится на стол перед иконописцем – и тут-то он перевоплощается скорее в ремесленника, нежели в художника…

Для начала вырезается «ковчег» – углубление на лицевой стороне доски, место для будущего изображения. Это элемент необязательный, образ «с чистой совестью» можно создавать и на одноуровневой доске.

Теперь можно писать икону? Увы, нет – рано.

Теперь на доску клеят паволоку – льняную или хлопчатобумажную ткань (иногда – просто марлю), играющую роль подстраховки: даже если дерево потрескается, изображению это не повредит. В самых древних русских иконах, как правило, паволокой заклеивали всю поверхность доски, однако века с XIV-го ткань научились приспосабливать лишь на места, наиболее подверженные растрескиванию – стыки многочастной иконной доски, локальные дефекты (сучки, свили).

Манипуляции, еще более напоминающие малярные и столярные работы, продолжаются… В мастерской постоянно звучат «инородные», режущие непросвещенный слух слова «левкас», «левкасить». «Я, например, люблю это дело, – признается Екатерина Дмитриевна. – Когда вечером после работы напряженно думать уже тяжело, можно и полевкасить». Оказывается, левкас – это что-то вроде шпаклевки, он варится из животного клея и мела. Когда паволока высохнет, доска покрывается этим самым левкасом – теплым и густым, обычно в несколько слоев, с обязательной просушкой каждого. Дело серьезное: чем тоньше и равномернее наносимые слои, тем лучше сохранится левкас, а значит и вся икона.

Читать еще:  Книга о теле кэмерон диас отзывы

Воображению: быть

Когда доска стала гладкой, как слоновая кость, должно быть, можно, наконец, приниматься за написание иконы. Нет, рано.

Сначала делается точный и аккуратный карандашный рисунок на бумаге, размер в размер с будущей иконой – он перепроверяется, прорисовывается и совершенствуется, в общем, добросовестно доводится до идеала. Как раз такой эскиз для образа святого Георгия бросился мне в глаза в одной из мастерских. На мой взгляд, так его хоть сейчас можно на выставку, а это, оказывается, только лишь «черновик» для будущего маленького шедевра – иконы.

Принципиальные различия труда художника и труда иконописца начинаются уже здесь, на этапе подготовки эскиза, потому что иконописец, в отличие от собрата по цеху, просто так взять из головы наобум придуманный сюжет и перенести его на бумагу не может.

В древности иконописцы обучались в артелях с детства и к 18-20 годам превращались в настоящих мастеров, способных писать образы, никуда не подглядывая и ничего не копируя. Секрет в том, что они долго и целенаправленно учились иконописному искусству, не отвлекаясь ни на ненужные предметы, ни на другие виды графики или лишнюю визуальную информацию – перед глазами этих счастливцев была только природа и конкретные образцы, которым они следовали.

Современные студенты таких возможностей лишены, потому они обязательно пишут с какого-то образца – фотографии, древнего образа. А как же воображение?

И тут мастер сталкивается с проблемой выбора этого самого образца, первоисточника. Можно вообразить, какое невероятно множество разных икон было написано во всем мире за 2000 лет христианства: есть более условные изображения, есть, наоборот, более объемные, с академическим уклоном; бывают очень простые, «аскетичные» образы, а бывают даже вычурные, излишне узорчатые. Студенты ПСТГУ придерживаются классики, в основном предпочитая всем образцам русские иконы 15 века (Дионисий, Андрей Рублев) и византийские иконы 14 века, периода культурного расцвета империи.

НЕиспорченный телефон

Отношение к выбору образца – часть традиции. Удивительно, как она вообще не исчезла за 70 с лишним лет безбожной власти, провозгласившей новое искусство! Принципиальные основы иконописи передавались буквально из уст в уста и так перешли от дореволюционных мастеров к современным. К примеру, непрерываемая цепочка преемственности идет от известной иконописицы Иулиании Соколовой (1899 – 1981), духовной дочери отца Алексея Мечева и основательницы иконописной школы при Троице-Сергиевой Лавре, обученной на традициях дореволюционных мастеров. Ее преемники и ученики воспитали нынешних преподавателей иконописи в Московской Духовной Академии, в Свято-Тихоновском православном университете, в Богословском институте и т.д.

Вот и Екатерина Дмитриевна постигала мастерство у И.В. Ватагиной, ученицы и помощницы матушки Иулиании. У нее же завкафедры иконописи научилась никогда не ругаться, что бы ученик ни делал – об этом мне уже рассказывали сами студенты.

«Мы пытаемся изучать наиболее сохранные и классические с точки зрения рисунка, цвета образцы», – продолжает посвящать нас в мастерство иконописи Екатерина Дмитриевна. Помимо книг есть целая база данных, время от времени она пополняется новыми фотографиями, специально привезенными из Греции, Кипра, Сербии, Македонии и т.д.

Верность традициям – из упрямства.

Написанный с образца рисунок – это уже полдела. Затем он переносится на доску и… пора браться за кисточки? Нет, не пора.

В иконописи используются темперные краски, история использования которых насчитывает более 3 тысяч лет – еще саркофаги египетских фараонов расписывались таким письмом. В России эта техника преобладала в искусстве вплоть до конца XVII века.

Сегодня процесс изготовления темперы почти не отличается от древнего: основные ингредиенты – яичный желток и пиво или вино. А я-то подумала, что холодильник в мастерской – только для «подкрепления братии»!

Итак, яичный желток смешивается с приготовленном на паровой бане пивом (из 4 бутылок после этой процедуры получается осадок толщиной порядка 10- 15 см ) – вот она, готовая эмульсия. Иногда в эту композицию добавляют еще и уксус, чтобы краска дольше хранилась. Если она нужна на один день, желток просто разводится водой.

Полученную эмульсию растирают с цветовыми пигментами – все почти как в старину, с той лишь разницей, что пигменты сейчас как раз можно везде купить. Только вот незадача: российские пигменты тусклые, потому что земля за короткое лето не получается достаточно света. На помощь приходит яркие пигменты из более обласканных солнцем стран, например из Италии. Вот так вот щедрая католическая итальянская земля становится основой для удивительной православной русской иконы!

Самовыражение иконописца

Цвета красок – красный, оранжевый, фиолетовый, желтый, зеленый, голубой, синий, красно-коричневый, коричнево-черный, черный. Тут вольность тоже сильно ограничена, так, например, серый в иконописи никогда не использовался и никому в голову не придет пробовать в этом деле, скажем, розовый или цвет морской волны.

Так что если разобраться – ничего удивительного в том, что мастера свои иконы не подписывают и не подписывали никогда, испокон веков. «Автор – Церковь», – в один голос говорят студенты, и совсем эта фраза не декоративна. Напротив, это, может быть, как раз ключик к тайне иконописи.

Да ведь и цель этого творчества несколько другая, нежели представить свой богатый внутренний мир на суд критика или любопытствующего зрителя.

«Икона все-таки создается для того, чтобы перед ней молиться, объясняет Екатерина Шеко. – Я не знаю, как это происходит, но хорошая икона – по духу хорошая – приближает человека к тому первообразу, который на ней изображен».

Взять, к примеру, ракурс: как правило, поясное изображение должно быть обращено к зрителю, а на деисусных иконах (где в центре изображается Христос) святые, изображаемые со Спасителем, обязательно обращены к Нему. Таков канон. А вот ставшие популярными в 18-19 веках под влиянием западной живописи запрокинутые головы, профильные положения и т.п. не прижились в русской иконописи: слишком бросалась в глаза их нарочитость и некоторая искусственность, а точнее, неуместность.

А ведь это удивительно: такой столп в искусстве, как вожделенная свобода самовыражения, отходит в тень, когда дело касается иконы…

Как я иконы писать училась.

Привет, подружки-бебирушки и остальные участницы форума) Зовут меня Карина Зимина, живу в Кузнецке, Пензенской области. Я счастливая жена, мама 2-х деток и творческий человек. По образованию архитектор, правда по специальности не работала ни дня. С детства обожала рисовать и мечтала стать художником. На данный момент успела побывать художником-иконописцем, менеджером компании Oriflame, мастером скрапбукинга и спикером Творческой Академии. Но сейчас хочу рассказать вам о иконописи, точнее о моем нелегком пути к этому творчеству.

Работу эту я нашла в сложный для меня период жизни-недавно умерла моя мачеха, которая воспитывала меня с 6 лет. Я со скандалом уволилась с прежнего места работы и не знала, как мне дальше жить. В тот момент подвернулась мне книга А. Свияша «Как быть когда все не так, как хочется?» В ней я нашла ответы на многие вопросы, мучавшие меня в последнее время. И решила составить запрос на работу своей мечты, выглядел он примерно так: » Хочу найти интересную творческую работу, с перспективой карьерного роста, хорошей зарплатой и дружным коллективом, расположенную недалеко от моего дома».

Спустя наверное неделю или две, прочла объявление в местной газете, что требуются художники реставраторы в иконописную мастерскую. Специального художественного образования у меня нет. В детстве рисовала постоянно, в художку поступила, но ходить не захотела почему-то. Ну и в институте нам 3 года рисунок и живопись преподавали. Вот я и решила рискнуть.

Как сейчас помню свой первый визит в мастерскую. Было это 14 февраля 2008 года. В центре города в небольшом частном домике, изрядно покосившемся, располагался пункт приема антиквариата и при нем сама мастерская. Избушка произвела такое впечатление, что хотелось бежать оттуда. Кое как преодолев первые эмоции вошла внутрь. Там лежали горы всякого хлама и портрет Ильича в придачу. Внутри в небольшой комнатке стояли несколько столов, за которыми сидели сами художники. На тот момент, работали одни девушки, человек 5 по-моему.

Я долго ходила от стола к столу и любовалась работами девочек. Казалось, что такую красоту нереально нарисовать. Уровень художниц был разным, некоторые только начинали. Другие уже были опытными мастерицами. Но я все же решила попробовать поучиться. Для начала рисовала наброски в обычном альбоме. Заказала специальные темперные краски и кисти. И наблюдала за работой других художниц. Спустя некоторое время мне доверили первую доску, и я начала писать свою первую в жизни икону — Образ Казанской Божьей Матери. Ох и намучалась я с ним, писала наверное месяца полтора. Точнее переписывала, пока получилось более менее похоже на икону. Папа мой купил ее себе на память, хотя конечно же позже я написала гораздо более красивые иконы. Эта стоит у него дома и напоминает о том с чего все начиналось) Качество фото ужасное, снималось еще на старый телефон.

Читать еще:  Книги помогающие пережить развод

В общей сложности я проработала в мастерской 5 лет, периодически порывалась уйти (у начальника тяжелый характер, как говорит мой муж-набрал баб и глумится над вами). Но всегда возвращалась обратно) Тянет меня туда. Каждая икона занимает много времени и сил, и так жалко потом отдавать. На память всегда делаю фото работы. Потом 3 года декрета, тогда я и начала увлекаться скрапбукингом, душа требует творчества. А с грудничком много не натворищь (да и для написания икон нужен особый настрой и вдохновение (чаще удается работать по ночам). Для сравнения покажу вам свою последнюю работу-венчальную пару. Вот только 1 сентября отправила в Москву. Писала 10 дней, что конечно же очень мало для такого объема работы. Заказчица осталась очень довольна, и для меня это все таки один из самых приятных моментов в работе( кроме материального вознаграждения)

⁣Получилось много текста и немного сумбурно, позже под редактирую. Если есть вопросы, пишите. Расскажу подробнее что интересно. Напоследок опишу немного сам процесс создания рукописных икон и несколько фотографий моих любимых работ. Написанных а разное время, и в процессе работы в мастерской и на заказ.

Интересно узнать как рождается икона, как доска, пигменты, клей становятся иконой — важнейшей частью православной жизни? И хотя современный технологии полиграфии позволяют добиваться исключительного качества оттиска, полиграфические, серийные иконы не сравнить с писанными — сделанными терпеливыми руками иконописца, который вкладывает в каждую работу частичку своей души.

Для изготовления иконы берется хорошо просушенная липовая доска. До того, как писать на ней икону, ее нужно подготовить — залевкасить, то есть нанести специальный грунт — левкас. Делается левкас из мела и клея. В России клей изготавливают из желатина. Желатин нужно предварительно распустить на водяной бане. После нагревания, получается клей, которым проклеивается вся доска. Перед тем как проклеить доску, на лицевую поверхность наносят насечки, для лучшего связывания с паволокой. На проклеенную поверхность натягивают ткань — паволоку.

Пока доска и паволока сохнут можно готовить левкас — грунт по которому пишется икона. В готовый клей в заданных пропорциях добавляем мел, посуда, в которой готовится левкас должна стоять на водяной бане, он нагревается но не кипит.Каждый мастер готовит поверхность немного по-своему. Тысячелетия иконописи выработали множество различных способов подготовки досок. Когда грунт становится теплым, его наносят на ткань.

Широкой кистью наносится от 10 до двадцати слоев с обязательной просушкой каждого слоя. После того как высох последний слой поверхность обрабатывается наждачной бумагой. Шлифовка делает поверхность ровной, однородной и гладкой. Теперь доска для иконы готова и начинается работа иконописца.

Наконец, темперными красками пишется сам образ. На последнем этапе лицевая поверхность иконы покрывается специальным лаком. Мастерство и умелое исполнение иконописцем технологии, выработанной веками, — залог того, что икона со временем не потеряет яркость красок, не поблекнет и будет покровительствовать верующим долгие годы, радуя их взор и сердце.

«Неупиваемая чаша» единственная рукописная икона в нашем доме, писалась мужу. Любил выпить одно время. Правда то что сейчас не пьет почти, с этим не связываю, т.е. не претендую на чудотворность моих икон. Да и иконописцем называть себя не всегда язык поворачивается)

⁣Мерная икона Веринеи (Вероники) Эдесской, писалась на заказ для моей одногруппницы. В подарок ее крестнице. Размер 25*52 см

Именная икона святой Марины, малышка размер 13*17 см Заказ с ярмарки мастеров.

⁣Еще одна венчальная пара, писалась 3 года назад в подарок двоюродной сестре мужа на свадьбу.

К сожалению не все фото хорошего качества, Св. Николай Чудотворец.

Несколько фото в процессе работы, их даже нет почему то готовых (Св. Александр Невский, Св. Ксения Петербургская, Казанская)

Многое еще хочется показать) Но пока ограничусь этим. Спасибо самым терпеливым, тем, кто дочитал) Буду рада принять ваши заказы. С удовольствием отвечу на все Ваши вопросы, выслушаю пожелания)

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

  • Куклы (103)
  • Из кукурузных листьев (79)
  • Кукла-мотанка (15)
  • Текстильная кукла (9)
  • Плетение (84)
  • Из камыша (33)
  • Из рогоза (24)
  • Из кукурузы (13)
  • Из лилейника (13)
  • Из соломы (4)
  • Из лозы (2)
  • Из газет (1)
  • Изобразительное (39)
  • Роспись (32)
  • Иконы, иконопись (8)
  • Дачное (26)
  • Интерьер (18)
  • Из трав (8)
  • Разное (22)
  • Поздравлялки (8)
  • Личное (7)
  • Мои учителя (4)
  • Лирушное (3)
  • Корпоратив (18)
  • Новый год (10)
  • День фирмы (6)
  • Шитьё (12)
  • Пэчворк (5)
  • Вышивка лентами (4)
  • Лепка (8)
  • Соленое тесто (7)
  • Глина (1)
  • Пряжа (3)
  • Упаковка (2)
  • Кулинарное (1)

Поиск по дневнику

Подписка по e-mail

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Статистика

Могу ли я написать икону? Есть желание, но вот есть ли у меня такое право?

С серидины 90-ых годов началось масштабное строительство храмов и церквей. Люди вновь получили возможность верить в Бога открыто. А в художественных институтах открылись кафедры «сакрального искусства». Государство разрешило художникам официально писать иконы и расписывать стены святых сооружений. Какие это художники? Кто имеет право писать иконы? Какими личностными характеристиками должен обладать иконописец? Имеем ли мы право молиться его иконам? Имеем ли мы право молиться в современных храмах? Что это за храмы и чем они отличны от храмов времени Андрея Рублева? Чем является икона — духовным посредником между человеком и Богом или идолом, запрещенным Библией?

Эти вопросы уже несколько столетий обсуждаются учеными, священниками, искусствоведами и художниками. Больше тысячи лет богословы и миряне не могут найти точек пересечения в ответах на столь важные вопросы относительно Духовности Человека.

Выходит что на мой вопрос нет однозначного ответа.

В переводе с греческого икона означает «образ». Образ того, к кому мы прибегаем с молитвой.

Л.А. Успенский в книге «Богословие иконы» пишет: «Иконописный канон есть известный принцип, позволяющий судить, является ли данный образ иконой или нет. Он устанавливает соответствие иконы Священному Писанию и определяет, в чем заключается соответствие, то есть подлинность передачи божественного Откровения в исторической реальности тем способом, который мы называем символическим реализмом. Основным критерием, предъявляемым к образу, является его литургичность. Критерий литургичности неотделим от истины Боговоплощения и Искупительной Крестной жертвы Спасителя».

Икона, вне зависимости от того, старая она или новая, может быть названа православною только в том случае, если с точки зрения композиции и художественного исполнения удовлетворяет каноническим, историческим и иконографическим требованиям.

Для православного христианина любые душевные чувства являются формой проявления страстей, с которыми Церковь ведет постоянную борьбу.

Восприятие иконы не должно давать простор образному мышлению и фантазиям. Основная мысль иконопочитания : «Честь, воздаваемая образу, переходит на Первообраз». В соответствии с этой идеей образ Личности ( ипостаси ) есть действительно сама Личность, хотя и не тождественен ей, и имеет иное естество (дерево и краски).

Поэтому искусство иконописи чаще всего было анонимным, мастера, как правило, не подписывали своих имён на иконах, поскольку в силу традиционности и жёсткой канонизированности этого особого искусства, произвольный полёт фантазии иконописца был абсолютно недопустим.

Если в иконе нарушены каноны, тогда, в лучшем случае, она становится живописным произведением на религиозную тему, которое пробуждает душевные чувства.

Первый вывод: Икона должна удовлетворять каноническим и иконографическим требованиям и не должна пробуждает душевные чувства,- думаю, что я могла бы соблюсти эти требования.

Согласно решению, принятому поместным собором Русской Православной Церкви 1551 года, иконописец должен быть «смиренным, кротким, благоговейным, непразднословным, несмехотворцем, несварливым, независтливым, не пьяницей, не грабителем, не убийцей, особенно же хранить душевную чистоту и телесную со всякими предосторожностями,…, жить в посте, и в молитве, и воздержании со смиренномудрием, и с превеликим старанием писать образ Господа нашего Иисуса Христа и Пречистой Его Богоматери, и святых пророков, и апостолов, и священномучеников, и святых мучениц, и преподобных жен и святителей, и преподобных отцов по образу и по подобию по существу смотря на образ древних живописцев, и подражать добрым образцам». Как видно из этого определения, требования к иконописцу весьма высоки. Поэтому труд иконописца всегда сугубо чтился в православном мире.

Читать еще:  Книги про семейные тайны

Однако в сельских хатах зачастую находились так называемые народные иконы, писаные непрофессиональными иконописцами-«богомазами», которые хоть и брали за образец икону церковную, не во всем придерживались буквы канона и вносили в произведения что-то свое, индивидуальное, старались сделать икону привлекательной и полностью понятной относительно тематических и сюжетных задач. Официальная церковь осуждала искусство народных иконописцев, называла народные иконы такими, которые «неуклюже писаны», время от времени активизировала борьбу с ними и их творцами.

На сегодняшний день ситуация в области сакрального искусства кардинально отлична от старокиевской. Годы советской власти оставили неизгладимый отпечаток в судьбах современных иконописцев, родившихся в советских семьях. Люди, открывшие в художественных академиях кафедры сакральных искусств, также выросли при советской власти и коммунистическом режиме. Поэтому воистину сакрального, духовного в современных иконах мало.

Университетские кафедры святого письма предназначены для обучения не монахов, а обычных мирских мастеров.

Все художники-иконописцы являются студентами своего времени, у всех есть личная жизнь — парень или девушка, муж или жена. Они так же, как все нормальные люди целуются под луной и ходят на свидания. Все испытывают время от времени негативные эмоции — зависть, страх, ревность.

Но им в большей степени присуще чувство борьбы со своим негативом. Они больше, чем другие люди стараются держать себя в руках, быть позитивно направленными для общения. Трудно найти хоть кого-то в современном мире сакрального искусства, кого можно было бы назвать святым человеком, который пишет иконы исключительно одухотворенные, истинные образы явлений Божественного, Святого Духа.

Многие современные монахи, возможно, и претендуют на звание святых людей, но они не имеют достаточно художественного вкуса и мастерства, благодаря которому на полотне может получиться во истину одухотворенный шедевр.

Также трудно найти в современном мире воистину святого, одухотворенного зрителя, способного воспринимать правильно художественную красоту.

Надо сказать, что в настоящее время культуру иконописи все чаще вытесняет типографская продукция. Иконы никогда не были дешевыми, люди подолгу копили на них деньги. Конечно, и бумажная икона бывает чудотворной, но из механически отпечатанного образа уходит жизнь, уходит молитва, теряется литургический смысл иконы.

Таким образом, поскольку наша жизнь очень далека от идеала, на данный момент к иконописцам не предъявляют столь высоких требований, как это было в 16 веке. Но, тем не менее, современный иконописец и желающие стать таковыми, равно как и желающие вышивать иконы должны стремиться к этим требованиям, быть действительными, а не номинальными членами Церкви.

Написание иконы – это не просто написание какого-то пейзажа или портрета, а изображение Самого Господа, Его Пречистой Матери и святых угодников. А это требует огромной отдачи не только телесных, но в первую очередь, духовных сил. Поэтому вопрос написания икон обязательно должен быть поставлен на рассмотрение духовника, т.к. об уровне духовного развития человека может знать только он. Таким образом, получение благословения духовника на написание икон становится обязательным требованием для будущего иконописца.

Второй вывод: Получение благословения духовника на написание иконы является обязательным, а это возможно лишь при соблюдении иконописцем всех установлений Святой Православной Церкви, — поскольку я не посещаю церковь и не соблюдаю пост, то и не уверена что смогу получить такое благословение.

Понятно, что каждая цивилизация имеет собственные хронологические, географические и другие ориентиры. И если у нас та или иная церковь – сакральный храм, то старая хата – храм экзистенциальный (существующий в быту), а народная икона была доминантой чарующего мира хаты. И проблемы бытия, инобытия фокусируются на иконе как субъекте умозрительности цивилизации. Поэтому схема духовной реализации приобрела со временем такой вид: для иконописной школы – храм; для богомаза – хата.

Народная икона одновременно является и этнокультурной, и христианской церковно-религиозной. Как считают многие исследователи, народная икона составляет объект молитвенно-исповедального откровения и в то же время оберег, фольклорный фактор защиты и просьбы.

«В наши дни икона имеет универсальное функциональное предназначение. Она и «святой образ», и произведение искусства, а также объект коллекционирования и антикварной торговли», — утверждает художественный руководитель иконописного центра «Русская икона» Елена Князева.

Конечно, ошибочно полагать, что икона является неким накопителем Божией благодати, которую можно почерпнуть при необходимости. Благодать действует не от иконы, а через икону, и ниспосылается Господом верующим в Него. Можно бесконечно прикладываться к священному изображению, при этом не имея веры в действительную силу животворящей Божией благодати, не получить от этого ничего. Также очевидно, что икона не является неким оберегом, гарантирующим отсутствие ссор и проблем в семье, а также некую невидимую защиту от нечисти и плохих людей.

Под влиянием прежнего язычества, когда иконам молились, приносили жертвы, ждали от них милостей, называли икону «богом» и относились к ней как к живому существу (супруги, чтобы не оскорблять божество, даже завешивали иконы полотенцем на время близости), почитание икон принимает порой и форму идолопоклонства .

Как отмечают немало исследователей, в настоящее время у человека развивается потребительство относительно религии, традиция которую социальная структура трактует с позиции «что это нам дает». Исчезает интимность в молитвенном откровении, а икона, за редким исключением храмовой, превращается или на оберег, или на элемент интерьера. Такова неизбежная жертва потребностям модернизации общества.

Третий вывод: участие в богослужении — основное назначение иконы, а потому она не должна быть накопителем Божией благодати, оберегом или элементом интерьера – я не планирую молиться своей иконе, тогда должна ли она быть иконой. Создавая у себя на даче интерьер в духе украинской хаты, хочу сделать там красный угол как элемент интерьера, а потому может ли там быть икона. Ответ очевиден мое произведение не должно и не может быть иконой, а потому у меня будет картина на религиозную тему.

Религиозная картина отличается как от светской живописи, так и от иконы. Водораздел с последней пролегает в функции: религиозная картина никак не участвует в богослужении, в то время как для иконы это основное назначение. Именно поэтому икона предполагает освящение и почитание как реликвии, картина же остаётся вне богослужебной сферы.

Однако религиозная картина, так же как икона, принадлежит к сфере сакрального, ведь она изображает персонажей священной истории (Христа, апостолов, святых), её события (библейские сюжеты, эсхатологию) или мистическую сторону жизни человека. Сакральный сюжет может считаться чисто светским, безрелигиозным лишь в том случае, если его подача отрицает священное или низводит священное до обыденного (карикатура, атеистическая трактовка).

В художественной жизни Российской Империи религиозная картина служила передаточным звеном между мастерской художника и церковными стенами: наиболее удачно разработанные христианские сюжеты, апробированные на холстах и выставках, переносились в интерьеры храмов, на иконы. Причём совершенно не обязательно это делал сам творец оригинала. Часто полюбившийся сюжет, выполненный мастером, копировался затем рядовыми живописцами в целом ряде церквей. Так происходило, например, с картинами Александра Иванова, Ивана Крамского, Василия Поленова.

Четвертый вывод: религиозная картина, так же как икона, принадлежит к сфере сакрального, а к священным изображениям должно воздаваться соответствующее святыне почитание – думаю в моем доме уважительное отношение к картине написанной мною, не вызывает сомнений, и как знать может быть когда-нибудь ей еще предстоит стать иконой.

ИТАК, если вы задумали купить, получить в подарок, написать или вышить икону, то вам есть над чем задуматься и думаю, что мой пост вам в этом поможет.

А ответ на свой вопрос я нашла: ничто не мешает мне воплотить в жизнь свой творческий замысел и написать религиозную картину.

И на последок мне захотелось привести очень трогательное стихотворение — цитату сообщения Ina-Ra:

Мне после молитвы ЛЕГКО.
Куда – то уходят волненья,
Куда – то уходят сомненья,
Куда – то совсем далеко…

Мне после молитвы ТЕПЛО.
В душе словно айсберги тают,
И боль из груди улетает
В открытое настежь окно…

Мне после молитвы СВЕТЛО.
Как – будто я вышла из плена
Навстречу огромной вселенной
И всё, словно сад, расцвело.

Шлю после молитвы поклон
Пред святостью славных икон.

Спасибо автору стихов: Инне Радужной

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector